1 May
Она создавала вокруг себя много шума. Это был злой шум, агрессивный. Как бы бросаюший вызов любому, способному возмутиться ее шумностью.
0
28 April
Если бы грязь внутри тебя имела реальную форму, как думаешь каков был бы ее объем?
Предположи, что вся твоя чернь выходит через рот, как долго бы тебя тошнило отходами собственной мысли?
19 April

Я красивый, — сказал урод и заплакал… — А я урод, — сказал другой урод и засмеялся…

1
Baudelaire
"Я оплеуха - и щека,
Я рана - и удар булатом,
Рука, раздробленная катом,
И я же - катова рука!"

0
18 April
Я смотрю на них. Они творческие люди. Они так остро реагируют на происходящее вокруг.
Так принципиально ново это анализируют, переваривают и выкладывают в своих пабликах…
И начинает казаться, что вот они истинные люди собственного времени.
Более того, они осознают себя творческими.
Они написали слово. Потом второе. Сложили в предложение. Предложение в абзац… по нарастающей…
Бах!
манифест
Бах!
эссе
И все так ладненько и все так осмысленно.
Где ж вы, блять, берете эту осмысленность?..
0
12 April
Я что-то ищу в этих линиях взрезанных рук.
Я что-то пытаюсь припомнить, сжигая тетради,
Срывая обои, танцуя на мебели, ради
Иллюзии чувства, рожденном в агонии мук.

И теплое что-то скользит по руке становясь
Не мной. Но несет в себе след от меня
Туда, где бессмысленность - нормою дня…
В тончайшие щели, похожа на грязь
Кровавая вязь…
Не будьте равнодушными! Не проходите мимо!

Равнодушно прохожу мимо.
0
6 April
Перебираю себя.
Откидываю все живое.
Омертвевшее бережно собираю, нанизываю на ленту бусами.
Обряжаюсь.
Кривлюсь от омерзения.
Пляшу.
0
verbum…
Я заставляю себя писать слова, что бы помнить их
Я заставляю себя думать слова, что бы понимать их
Я читаю объемный текст, чувствуя как слова просачиваются через мой разум, как вода просачивается через песок. Влага не оставляет и следа…
Нужно много усилий, что бы заставить перечитывать предложение до тех пор, пока в голове не уляжется услышанное.
Сложно сочинить хоть что-то.
Написать первую строку не сложно, тяжело продолжить ее. И дело уже не в словах. Но в смыслах.
Не связанные между собою строки выстраиваются в длинную череду.
Но это более похоже на шизофрению, нежели на творчество…
Сознание бьется на осколки. Те осколки-образы прошедшего или выдуманного. Ничего из будущего или настоящего.
Собирать воедино себя в этом потоке почти не возможно.
Проще закрыть тетрадь. Не писать. Не мучить. Назвать себя бездарностью. Подвести своим потугам писать итог.
Горький, но честный.
И все же…
Отрекаешься от социальных сетей, коротких статей на тему…, электронных книг. Бумага и неспешность.
Поможет?
Дело в рассеянности внимания? или в тебе?
13 March
Формы гибели
Выпилила паблик с ВэКа со своим стихоплетством. Думаю над этим и смеюсь. Странно провозглашать независимость от чужой мысли, и в тайне все же испытывать разочарование - никому твои рифмульки не нужны. Какой автор не хочет быть прочитанным? Мы все тщеславны. Творчески люди, хули.
Другой вопрос, что не все следует читать и тогда становится очевидно, что есть современные авторы идущие в ногу с поколением, а есть нытики типа тебя копошащиеся в лабиринтах собственного сознания, не способные быть объективными и по настоящему поэтичными. Плоско, сухо, наигранно. Это травит вкус людей.
Оцепенение. Стихи и были моими дневниками, завуалированными, тайными, горькими, плаксивыми или кричащими. В них во всех была я. Только я. И никого более.
Так тем более… к чему эти все "яколки" другим… увольте.

Я была в каком-то омертвении, когда выпиливала одну за другой все записи, потом фотоальбомы, потом видео (благо всего не много было), потом переводила в группу, удаляла нескольких подписчиков, переименовывала… Вышла сама.
Все исчезло, будто и никогда не было.
И при этом я не испытывала ничего. Ни злорадства разрушения, ни жалости перед потраченным временем. Иные стихи потерялись совсем, так как стало привычкой писать прям в новости, без черновиков и сохранений.
Не жаль.
Я не могу сказать, что я завершила эпоху. Я не могу сказать, что я стою на пороге чего-то. Уничтожение для освобождения места для нового. Нет. Это было как почистить зубы или сходить в магазин. Так всепоглощающе буднично. И есть что-то высокопарное в словах "я мертв", но только они приходят на ум. Откуда это равнодушие ко всему, что составляю я?
Или быть может это освобождение от тщеславия? От попытки найти одобрение в других? Хотелось бы верить, хоть и сомнительно. Писать я не перестану, пусть и делать стала это реже. Но теперь мне не хочется пачкать своим нытьем и нагноением мысли разум других людей. Это видится мне постыдным, жалким. Будто я стою на паперти… и лучше смерть, чем подаяние.
Гордыня бедных
И по-своему я погибла.
12 March
поэтический эксгибиционизм.
Тема дневников, она интересна по-своему. Что это, раз не интервью с самим собой. А от того и честное и лицемерное одновременно.
И лень.
Как много в записи зависит от лени. Один лишь ее приступ - недописанное предложение - не развитая мысль… ты читаешь через время - какой нелепый наивняк.
Какой это дневник у меня по счету - двадцатый? Надоели все эти тетради разбросанные по комнате, и сжигаемые каждый раз в новом приступе саморазрушения. И даже этот ресурс уже был храмом мысли. Разрушенным храмом. Раза два по-моему.
Мне нравится вести дневник собственных мыслей и реакций, потому что пока пишешь - оттачиваешь мысль. Понимаешь, что важно, а что просто попало под руку и стало раздутым…
И все же дневник… у Сартра запись по этому поводу:
"Дневник, по-моему, тем и опасен: ты все время начеку, все преувеличиваешь и непрерывно насилуешь правду. "
И опять же излишнее самооправдание или самоуничижение… и даже самоуничижение, как форма самооправдания.
К тетрадям у меня вообще возникает чувство гадливости, зная сколько в них угарного газа моего нытья… нет уж спасибо, у меня с инстинктом самосохранения все норм, я это перечитывать в ближайшие года два не намерена, а если ничего не изменится, значит они сгорят, и тогда перечитывать и не придется - нечего.
Какая горькая мещанская стойкость.
Я задаюсь вопросом, зачем вообще вести дневник и понимаю, что это своего рода поэтический эксгибиционизм. Когда у тебя нет никаких талантов, но есть тяга к творчеству - занимаешься тем, что скальпируешь собственное нутро.

9 March
Кафка и не вечное
Весь день слушаю дневники Кафки, период с 20-х по 23-е годы.
Пробовала читать. Но удивительная схожесть мыслей не давала продвинуться. Задерживалась на каждой странице, перечитывала. Удивлялась. Тяжелые, больше похожие на откровение, предложения, выворачивали наизнанку. Хотелось перестать читать, уйти, отбросить. Что в итоге и сделано.
То, в чем мне так сложно сознаться самой себе, что бы не унизить себя еще сильнее, - он пишет с такой легкостью, для всего находя слова.
Удивительная честность с собственным дневником.
Я же и в собственных мыслях, до глупости, скрытна.
А когда слушаю аудио формат книги, чувствую себя абстрагировано. Слушаю чужой голос, не принадлежащий Кафке, тем более мне.
Это помогает не тонуть в личном.
Слушая дневники, непременно задумываешься о смерти. На ум приходит в фарш избитая мысль о том, что мы не вечны. А живем так, словно смерти не существует.
Знал ли Кафка наверняка, что умрет так скоро, когда отдавал себя на волю метаний в собственной пустоте? Разрываясь меж ненавистной службой и любовью к литературе, при этом не способный написать и строчки месяцами… Мог ли он все изменить единым устремлением души и мысли, если бы знал, что скоро умрет?
Мне хочется ответить - да! конечно! - но я сама себе не верю. Я ведь не о Кафке задаю этот вопрос, но о себе.
Изменила бы в этом жалком существовании хоть что-то, если бы знала, что умру в течении нескольких лет?
Апатия во мне, отвечает: а зачем? все равно умрешь… какая разница - будет больше или меньше сделано, если тебя в этом не будет. Лишь след. Безразличный тебе след.
Кто-то в моей голове раздраженно закатывает глаза отвечая:
"Ты не веришь в смерть. Как и все живые"
Но и Кафка, даже когда чувствовал собственную гибель, не заставил себя дописать то, что начал.